Традиции первого космодрома планеты

0 Просмотр Нет комментариев

© Фото : КЦ “Южный”Ракета-носителя “Союз-2.1а” с грузовым кораблем “Прогресс МС-11” перед пуском с космодрома БайконурТрадиции первого космодрома планеты

Традиции сопровождают людей повсюду. Они очень сильны в воинских коллективах, среди летчиков и, конечно, не могли обойти стороной и первый космодром планеты – Байконур. Они зарождались в казахской степи тогда, когда до космоса оставалось “рукой подать”, некоторые сохранились до наших дней, какие-то ушли в прошлое, одни получили известность, а о других знали очень немногие.

В бывших и нынешних традициях Байконура, в просторечии называемого “Байк”, разобрался журналист РИА Новости.

Пройти за ракетой

Байконур строился как ракетный полигон, и для его формирования были направлены специалисты-ракетчики с полигона Капустин Яр, а также офицеры всех родов войск. Каждый привез на “Полигон номер 5”, так тогда обозначался будущий космодром в официальных документах, что-то из традиций своей предыдущей службы.

Когда в 1957-м году на стартовый комплекс везли первую межконтинентальную баллистическую ракету Р-7, главный конструктор Сергей Королёв прошагал впереди неё по рельсам всю дорогу. Сопровождать ракету было обычным делом для Капустина Яра, и Королёв решил не нарушать заведённый порядок. Следом за ним шли ещё несколько руководителей.

В последующем Королёв постоянно сопровождал ракету хотя бы часть пути. Эта традиция жива и сейчас, но сопровождает ракету или встречает её на стартовом комплексе руководитель пускового расчёта – так называемый “стреляющий”, который поворачивает ключ “на старт”.

Не бриться

Во второй половине 1950-х в составе расчёта было немало ветеранов Великой Отечественной войны. Пуски ракет они воспринимали как боевую работу, а на войне бриться перед боем считалось плохой приметой, поэтому на космодроме они тоже не брились от вывоза ракеты до её пуска.

Эта традиция получила широкое распространение, и стартовые дни были единственными на космодроме, когда ни один командир не мог отправить подчинённого бриться.

Сейчас борода и щетина воспринимаются как модный тренд, а в советские времена к ношению усов и бороды подход был жёстким. Так что Байконур был единственной ракетной армией в составе Советской армии, где солдаты могли по несколько дней не бриться. Эта традиция соблюдается многими испытателями до сих пор.

Ровно в семь

Для каждой стартовой площадки установлено своё время начала вывоза ракеты на стартовый комплекс. На первую площадку (“Гагаринский старт”) ракету “Союз” начинают вывозить ровно в 7 часов утра по местному времени. На 31-ю площадку вывоз того же “Союза” начинается в 7.30, поскольку расстояние до нее от монтажно-испытательного корпуса составляет всего полкилометра.

Изначально в основу определения начала вывоза ракеты была положена рациональная идея – за светлое время суток выполнить положенные работы первого стартового дня. Но когда в конце 1990-х сборку ракеты “Союз” перенесли со второй площадки Байконура на 112-ю, время вывоза ракеты до “Гагаринского старта” выросло до двух часов.

Вместо того, чтобы начинать вывоз ракеты пораньше, было принято решение сохранить традицию. Поэтому до сих пор ворота монтажно-испытательного корпуса открываются для вывоза “Союза” в 7 утра по местному времени.

Бункер

За полчаса до старта ракеты “Союз” все специалисты занимают свои места в бункере, откуда ведется управление пусковыми работами. Помимо тех, кто сидит за пультами, в бункере находятся конструкторы систем ракеты-носителя и наземного комплекса управления, представители предприятий-изготовителей космической техники.

Места всех присутствующих жёстко распределены – пространства в бункере пуска немного, и необходимые специалисты плотно стоят друг к другу. Если кто-то выбывает, его место “по наследству” переходит к человеку, принявшему должность.

Когда в начале двухтысячных стартовый комплекс на площадке 31 космодрома Байконур переоборудовали под пуски ракет “Союз-2” с цифровой системой управления, громоздкие пульты в бункере пуска сменили на компактные компьютеры. Места стало гораздо больше, но среди присутствующих в бункере в первый раз возникла небольшая заминка: “Где теперь стоять?”

На определение новой расстановки потратили несколько минут. С тех пор эти места также закреплены за конкретными людьми.

Протоновский плов

В 1960-х годах Байконур бурно строится, начинаются пуски ракет “Протон” и “Циклон”. Сразу сложилась традиция вывозить “Протон” на стартовый комплекс в 6.30 по местному времени и готовить “протоновский плов”.

Ракета была огромной по тогдашним масштабам, с длительным циклом подготовки к пуску и токсичными компонентами топлива. В пусковой день после заправки ракеты и перед проведением заключительной подготовки, чтобы накормить солдат, стали делать большой казан плова.

С той поры прошли десятки лет, но в стартовый день повара готовят “протоновский плов”, и сотрудники обедают, уходя после этого на работу.

Три формы

Не менее интересны были и традиции испытательного полка, запускавшего ракету “Циклон-2” и готовившего спутники для неё.

В этой части солдаты носили форму трёх видов Вооруженных сил СССР. Группа, готовившая спутники морской разведки “УС”, была одета в морскую форму. Группа, испытывавшая спутники-перехватчики “ИС”, носила форму ВВС. Ракетчики, испытывавшие ракету “Циклон-2”, ходили в форме Ракетных войск стратегического назначения.

Офицеров в эту часть направляли из соответствующих видов Вооружённых сил. Традиции части и испытательных групп, их строевые песни и армейский сленг составляли причудливую смесь из обычаев трех видов Советской армии.

Ночная ракета

“Циклон-2” была уникальной ракетой – все 106 ее пусков были успешными. Сверхсекретная программа пусков породила специфический график подготовки к старту. Ракету вывозили на стартовый комплекс вечером, за ночь готовили, а к утру можно было проводить сам пуск.

Работа в ночи позволяла избегать назойливых “глаз” оптических спутников “вероятного противника”. Такой график стал традицией, и даже появление радиолокационных спутников, способных “видеть” в любое время суток и при любых погодных условиях, ничего не изменило в привычном расписании работы – ракету готовили по ночам.

В начале 2006 года, когда стало ясно, что предстоит последний пуск ракеты “Циклон-2”, пресс-служба “Роскосмоса” и космодрома попросили госкомиссию вывезти ракету в светлое время суток, чтобы этот процесс можно было снять. Члены госкомиссии и технические руководители были не против, но им пришлось трижды обсуждать этот вопрос, прежде чем они решились пойти на нарушение традиции.

Встречи до полета

С появлением пилотируемой космонавтики традиции Байконура получили космическое ускорение. Главным лозунгом для космонавтов стало – “должно быть, как всегда”.

Накануне полета Юрия Гагарина на стартовом комплексе была проведена встреча пускового расчёта с будущим космонавтом. Тогда, в 1961 году, впервые за короткую историю полигона к 12 апреля расцвели тюльпаны, и букеты степных цветов женщины войсковой части подарили космонавтам.

На долгие годы встреча стартующего экипажа с боевым расчётом стала традиционной. В конце 1970-х её перенесли – сроки полётов увеличивались, и было решено не тратить драгоценное время космонавта на встречу с людьми, которые к тому же могли болеть и передать простуду космонавту.

Тогда экипаж стал приезжать на встречу с пусковым расчётом после завершения полёта. Сейчас эта традиция поддерживается в виде посещения экипажами музея космодрома, где они дарят байконурцам сувениры, а в ответ получают подарки от космодрома и копии стартовых ключей от Ракетно-космической корпорации “Энергия” (производитель космических кораблей “Союз” и “Прогресс”, первоначальный разработчик ракет “Союз”).

Правильная кровать

В ночь с 11 на 12 апреля 1961 года Юрий Гагарин спал в домике на второй площадке космодрома. На соседней кровати эту ночь провёл Герман Титов.

В августе, перед полётом на “Востоке-2”, Титов лег спать на “гагаринскую” кровать, а на соседней спал дублёр.

Для всех полётов “Востоков” эта традиция была неизменной, а у экипажей “Восходов” (многоместная модификация “Востока”) кровать Гагарина отдавалась командиру экипажа.

Сходить на колесо

Еще одна традиция возникла из чисто физиологических человеческих потребностей. Юрия Гагарина 12 апреля подняли в 5.30 утра. Переезд в монтажно-испытательный корпус, завтрак, проверка состояния организма, надевание скафандра.

Около 7 утра автобус из монтажного корпуса направляется к стартовой площадке. И тут Гагарин попросил остановить автобус и дать ему возможность помочиться на колесо автобуса. Короткая остановка, расшнуровка скафандра, обратная зашнуровка – и автобус вновь двинулся в сторону “старта”.

Полёт был рассчитан на полтора часа, но в корабле “Восток” ассенизационного устройства не было. После штатной посадки дальнейший график был непредсказуем. В случае несрабатывания тормозного двигателя на “Востоке” полёт Гагарина должен был продлиться около суток до момента торможения корабля об атмосферу. Как бы то ни было, традиция появилась и соблюдается до сих пор.

Первое ускорение

Космонавтов на стартовом комплексе для посадки в корабль всегда бережно ведут под руки сопровождающие – шлем скафандра сужает обзор, да и сам скафандр – не самая лучшая одежда для прогулки по земле. На стартовом комплексе есть технологические выступы и неровности, и космонавтов мимо них заботливо обводят.

Когда экипаж оказывается у лестницы, ведущей к ракете, один из сопровождающих даёт каждому члену экипажа лёгкий шлепок ниже спины. Этот шлепок получил название “первое ускорение” и является одним из видов пожелания удачи.

Сто восемь минут Юрия Гагарина, которые изменили мир© РИА Новости / А. Свердлов

В тот день космонавт проснулся в половине шестого утра, а уже в 6.50 автобус привез его на космодром.

Традиции первого космодрома планеты1 из 25

В тот день космонавт проснулся в половине шестого утра, а уже в 6.50 автобус привез его на космодром.

Гагарин заложил основу еще одной традиции космодрома. К началу полётов кораблей “Союз” в городе Байконур (тогда он назывался Ленинск) построили гостиницу для космонавтов, а рядом заложили парк. Первый космонавт посадил в этом парке карагач, и с тех пор “космическая аллея” увеличивается каждый год.

Вначале космонавты сажали деревья после полёта, а в 1990-е годы стали сажать их перед стартом. Поскольку полеты космических кораблей назначаются и на зимние месяцы, то и посадка деревьев тоже происходит в любой сезон.

В 2018 году иностранные участники экипажа корабля “Союз МС-11” канадец Давид Сен-Жак и американка Энн МакКлейн сажали свои деревья 27 ноября 2018 года. Конечно, помощь им оказал командир экипажа Олег Кононенко, посадивший свое дерево на этой аллее ещё в 2008 году. Сейчас “крайним” деревом на этой аллее является карагач, посаженный Кристиной Кук 7 марта 2019 года.

Уже в июле аллея должна пополниться ещё одним саженцем – в космос впервые стартует американец Эндрю Морган, и тогда его дерево станет “крайним” – именно “крайним”, так как космические традиции запрещают употреблять слово “последний” в отношении чего бы то ни было.

Белое солнце пустыни

Традиция просмотра экипажем в канун пуска фильма “Белое солнце пустыни” родилась в один из самых тяжёлых периодов отечественной космонавтики.

В 1971 году погиб экипаж корабля “Союз-11” – космонавты Георгий Добровольский, Владислав Волков и Виктор Пацаев. Больше года специалисты дорабатывали корабль и испытывали скафандры. Осенью 1973 года экипаж Василия Лазарева и Олега Макарова должен был отправиться в полёт.

Чтобы поднять настроение экипажа, им предложили посмотреть только вышедший на экраны страны фильм “Белое солнце пустыни”. Фильм понравился. Следующий экипаж попросил, чтобы было “как всегда”, и с того времени Фёдор Сухов, Павел Верещагин и красноармеец Петруха провожают в полёт все экипажи.

Трава у дома

Ещё в полёт космонавтов провожает песня “Трава у дома”. Под этот космический хит экипажи много лет выходят из гостиницы в день пуска и садятся в автобусы, чтобы поехать на космодром.

Весь завершающий этап подготовки к пуску в Звездном городке и на Байконуре не только расписан по минутам, но еще и по категориям “сделать обязательно” и “делать ни в коем случае нельзя”.

Так, 24 октября с Байконура пуски не проводят после двух катастроф, случившихся на космодроме в этот день в 1960 и 1963 годах. Церемония проводов в Звездном городке, перелёт на Байконур двумя самолётами, церемония встречи в аэропорту Байконура, хлеб-соль экипажу от персонала гостиницы, передвижение по космодрому на двух автобусах – “Звёздный” и “Байконур”, сувениры – индикаторы невесомости, размещаемые в кабине корабля – всё это давно превратилось в традиции.

Конечно, постепенно что-то отмирает, появляются новые традиции, и этот процесс будет продолжаться, пока существует космодром и есть опасная, но очень интересная профессия – космонавт.

ТестНачать08:00

Источник: ria.ru

Об авторе

„Если что-то выглядит именно так, как и должно выглядеть по нашему представлению, то за этим, скорее всего, кроется обман; там же, где обман кажется совершенно явным, скорее всего, никакого обмана нет.“ — Эрвин Гоффман.

Похожие статьи