Мир без анонимности и семейных тайн. Трагические последствия ДНК-тестов

0 Просмотр Нет комментариев

© Иллюстрация РИА Новости . Алина Полянина, Depositphotos / lucianmilasan / ktsdesignДНК-тестМир без анонимности и семейных тайн. Трагические последствия ДНК-тестов

Татьяна Пичугина. У ДНК-тестов, помогающих определить собственное происхождение, найти биологических родителей, есть и другая сторона — нарушение тайны усыновления, донорства, вторжение в частную жизнь. Чем грозит модная массовая технология — в материале РИА Новости.

Генетика против семейных уз

Генетическая идентификация личности разрабатывалась для сугубо прикладных целей: установления ближайшего родства, поиска преступников. Для этого нужно совсем немного крови, слюны или другой органической ткани человека, в которой сохраняется ДНК.

Оборудование для анализа ДНК было дорогим, базы образцов — небольшими, сам метод — трудоемким, поэтому им пользовались исключительно ученые.

Теперь ДНК-анализ доступен каждому. За сумму от пяти до двадцати тысяч рублей в зависимости от вида теста и компании, предоставляющей услугу, человек получает раскладку по этническому происхождению, где видна доля той или иной крупной национальности, примерный регион происхождения предков, список “совпаденцев” — тех, с кем есть родство разной степени дальности.

В США генетическая генеалогия (специалисты предпочитают эпитет “молекулярная”) переживает настоящий бум: супруги дарят ДНК-тест друг другу на день рождения, братья, сестры, племянники делятся скидочными купонами соответствующих фирм на Рождество. По данным Международного общества генетической генеалогии, этой услугой к 2018 году воспользовались порядка восьми миллионов человек.

Результаты тестов включают в базу данных компании или клиент сам загружает их в одну из публичных баз по поиску родственников. Неудивительно, что анализ большого объема информации приносит плоды. Иногда горькие. Кому-то ДНК-тест подтвердил бабушкины рассказы о родстве с историческими личностями, а кому-то — сломал жизнь, раскрыв страшные семейные тайны.

Как ирландец стал евреем

В 2012 году 69-летняя американка Элис Коллинз Плебуч забавы ради сделала ДНК-тест, чтобы уточнить родословную. Ее отец вырос в приюте, и хотя она знала двоюродных братьев с его стороны, надеялась с помощью молекулярной генетики найти больше родственников.

Согласно результатам анализа, Элис оказалась наполовину еврейкой-ашкенази, что противоречило семейной истории — родители происходили от иммигрантов-католиков из Ирландии. Сначала американка заподозрила мать в неверности, но тестирование сестры и брата показало: у всех был один отец-еврей. Значит, он был не тем, за кого себя выдавал.

Элис уговорила сделать ДНК-тест кузена по отцовской линии. Никакого родства не обнаружилось. А как же семейные предания, фотографии?

В 2015 году в базе данных тестов среди совпаденцев теперь уже неродного “двоюродного брата” появилась некая Джессика Бенсон из Северной Каролины. Согласно ДНК, они были по-настоящему близкими родственниками.

Джессика выросла в еврейской семье и весьма удивилась, узнав, что на самом деле у нее ирландские корни. Ирландкой оказалась и ее тетка по отцу.

Выяснилось, что отец Элис и дед Джессики родились 23 сентября 1913 года в госпитале в Бронксе, номера их свидетельств о рождении различались одной цифрой. Очевидно, младенцев перепутали. Так еврей Бенсон превратился в ирландца Коллинза.

Газета Washington Post, написавшая об этой драматичной истории, предрекает, что “2020-е могут стать десятилетием, которое убьет семейные секреты”.

Здравствуйте, вы — наша бабушка

Известный в 1980-е годы американский гинеколог Дональд Клайн лечил семейные пары от бесплодия. Пациентам он говорил, что использует сперму супруга или, если тот бесплоден, донора— какого-то подходящего по внешности медика-интерна. На самом деле гинеколог делал женщинам искусственное оплодотворение собственным семенем, пишет The Atlantic.

Это вскрылось спустя сорок лет, когда молодая американка Якоба Баллард сдала тест ДНК и загрузила результаты в публичную базу данных. Она знала, что ее мать воспользовалась искусственным оплодотворением от донора, и хотела просто поискать родственников. Думала, что это будет один-два человека максимум. А обнаружила себя среди пятидесяти братьев и сестер, отцом которых был доктор Клайн.

Некоторые из его биологических детей возмутились подобным способом появления на свет и подали в суд. Мало того что Клайн нарушил этические нормы, — его биологические дети вполне могли образовать пару, не зная о том, что они полукровные брат и сестра, а это уже прямая угроза потомству. Клайн, давно пенсионер, получил штраф и год условно.

© AP Photo / Marion County, Ind.Врач-репродуктолог из США Дональд Клайн, использовавший при искусственном оплодотворении собственную спермуМир без анонимности и семейных тайн. Трагические последствия ДНК-тестов

Идентифицировать донора спермы с помощью теста ДНК и сравнения с хранящимися в базах образцами вполне реально. Значит, речь идет о вторжении в личную жизнь человека, который хочет сохранить анонимность.

До сих пор криобанки гарантировали мужчине, предоставившему свой материал, что он не встретится с биологическими детьми, если только сам того не пожелает. Отныне эти гарантии сложно соблюсти, заключает газета New York Times, описав скандал с американкой Дэниель Тойшер.

Она сделала ДНК-тест пятилетней дочери, родившейся с помощью донорской спермы, и неожиданно в публичной базе данных обнаружила ее бабушку по биологическому отцу. Под влиянием эмоций, не думая о последствиях, Дэниель отправила ей письмо с предложением познакомиться.

Ответа от бабушки не последовало, зато пришло предупреждение от криобанка, в котором девушка приобрела донорскую сперму. Юристы грозили Дэниель штрафом в двадцать тысяч долларов за нарушение подписанного ею соглашения. Ей также отказали в четырех новых образцах спермы того же мужчины, которые она хотела использовать для новых беременностей, и предупредили о судебных исках, если Дэниель продолжит попытки раскрыть личность донора.

По мнению экспертов, приводимом газетой, криобанки попали в сложную ситуацию. Если будущую мать они могут связать письменным запретом на идентификацию донора, то еще нерожденного ребенка — нет. Ничто не помешает ему, достигнув совершеннолетия, попытаться вычислить биологического отца.

Источник: ria.ru

Об авторе

„Если что-то выглядит именно так, как и должно выглядеть по нашему представлению, то за этим, скорее всего, кроется обман; там же, где обман кажется совершенно явным, скорее всего, никакого обмана нет.“ — Эрвин Гоффман.

Похожие статьи